Как создавалась схема метро Петербурга

Летом 2019 года Илья Бирман, Сергей Чикин и я выпустили новую, красивую и необычную схему петербургского метро. Почитать о ней можно на сайте Ильи Бирмана, а здесь я расскажу, как мы делали cхему.

Прототипы

У нашей схемы были прототипы. Первый вариант я сделал за четыре дня, и так им гордился, что даже отправил в «Советы» на сайте бюро Горбунова. Вот он:

Почему именно Питер? Потому что в Петербурге метро достаточно большое, чтобы было интересно работать, а официальную схему не назовешь красивой.

Следующую версию я дополнял и правил еще несколько лет, не думая о релизе. Так выглядела последняя итерация:

Я решил, что будет круто не бросать проект, а доделать и выпустить. Чтобы схема получилась качественной, я обратился за советом к Илье Бирману. Написал ему на почту, отправил схему и спросил про самый слабый слой на ней: «Как сделать классные острова? Что можно посмотреть или почитать?»

Бирман ответил: «Фиг знает, я пока не знаю, как делать питерское метро нормально. Может, запилим вместе?»

Конечно, я согласился.

Первые эскизы

Мы стали делать все с нуля. Илья предложил: «Давай попробуем Нью-Йорк сделать. В смысле, не будет линии приводить к углам одинаковым, пустим свободно, чтобы всё выглядело как настоящая карта».

Бирман имеет в виду нью-йоркскую схему Майкла Гертца. В отличие от схем, собранных из ломаных линий на белом фоне, она изображает план города. Но, чтобы остаться читаемой, схема Гертца только прикидывается картой, изображая Нью-Йорк очень отдаленно от реальности.

«И давай культурный поиск, — продолжил Илья. — Почему это схема Санкт-Петербурга? Что в ней питерского?»

Я нашел старую карту Питера. На ней видно, как улицы рифмуются с реками, и проспекты расходятся от Адмиралтейства, складываясь в трезубец. Линии метро, как маршруты транспорта на этой карте, идут вдоль главных улиц. А значит, если нарисовать метро, как в жизни, схема приобретет узнаваемый силуэт Питера.

Сначала я собрал эскиз только с центром города.

Потом метро выросло на окраинах. В центре я накидал парки и достопримечательности, а острова попробовал нарисовать со всеми неровностями.

«Острова жуткой формы, — сказал Илья. — Давай без улиц, может? А то, я боюсь, проект на годы затянется».

И добавил: «Давай попробуем взять Гугль-карту Питера проволочную-красивую (разберись, как покрасить Гугль-мэпс в свои цвета), и нарисовать линии поверх неё?».

Тогда Гугл еще разрешал встраивать свои карты куда угодно, поэтому я написал пхп-страничку с картой, нарезал скриншоты этой странички и склеил в большую картинку. На ней в иллюстраторе протянул линии.

Затем я попытался сделать линии плавными, как в Нью-Йорке. После этого они переехали на белый фон.

Еще Илья предложил развлечься с толщиной линий. Я развлекся.

Но мои скетчи выглядели несерьезно. Я подумал: в Петербурге не такое сложное метро, как в Нью-Йорке. Может быть, Питеру подойдет схема попроще?

Геометрия схемы

Я открыл старую версию схемы, убрал все лишнее, выпрямил линии и положил на черный фон — чтобы было круче.

Илья ответил: «Я бы посмотрел, как подружить ритм, чтобы все расстояния между линиями и реками и следующими линиями были одинаковыми». Я нарисовал сетку и выровнял по ней линии:

Потом сделал пару очень простых вариантов, вдохновившись классической питерской схемой из девяностых.

Эти схемы перестали быть питерскими, в них потерялся силуэт города. Ну и не хочется повторять официальную навигацию, если наши первые варианты были оригинальными.

«Че-то не получается красоты, — сказал Илья. — Может, нам ещё раз посмотреть на ту версию, где линии плавные?»

Я вернулся к той версии, но привязал плавные линии к жесткой сетке. Улицы Питера проложены под 30 и 60 градусов к параллелям, тогда и углы на схеме можно сделать кратными 30. А зеленая линия пусть останется исключением.

Чтобы лечь по сетке, желтая линия делает изгиб после Садовой, и ветки в центре раскладываются веером.

Результат нам с Ильей нравится.

Пересадки (часть 1)

«Пересадки пока скучные», — написал Илья. Я сделал пачку разных пересадок, какие-то придумал сам, какие-то подсмотрел.

Илья ответил: «Ну че-то так. Может, что-то такое прокатит».

Я нарисовал несколько пересадок с градиентами.

«Нет, — сказал Илья, — нарисуй мне мои градиентики, плиз, и покажи, как они будут смотреться на полной схеме».

Cимпатично, но узел на Сенной площади выглядит сложным.

Поэтому я сделал еще подход: пересадки-палочки. Пока мы остановились на них, только Илья просит систематизировать углы палочек.

Центр (часть 1)

Тем временем центр схемы выглядит не очень — станции на Сенной площади еле влезли, подписи станций разрывают линии. Я делаю вариант за вариантом.

«Желтую надо под таким углом провести», — предложил Илья.

Чтобы не гнуть линию чуть-чуть (и не ломать сетку), я выпрямил ее целиком.

Где-то в этот момент я увидел схему метро Стокгольма. На ней половина подписей под углом, и ей это не мешает.

Почему бы не попробовать то же самое в Питере?

«Невский проспект» и «Гостиный двор» прикольные, остальное так себе. По совету Ильи успокаиваю подписи, чтобы не торчали как попало. На этом эксперимент заканчивается.

«Короче, — резюмировал Илья, — тебе надо распутать центр. Ну даже у студии получилось подписать все станции без налезания на линии».

С этим ограничением я совсем запутался в схеме. Одну станцию подвинул — перерисовывай весь центр. Поэтому проект ненадолго встает на паузу.

Центр (часть 2)

В перерыве я прочитал «Облик книги» Яна Чихольда, вдохновился и стал думать, как бы применить новые знания.

Например, Чихольд рекомендует сделать эскиз титула книги, разрезать бумагу на плашки и двигать их по чистому листу, пока не сложится хороший титул. «Хм, — подумал я. — Ведь я так же могу разрезать линии на схеме, подвигать вместе со станциями, а затем снова склеить. Так будет проще спроектировать центр».

Серые обводки позаимствованы из рассказа Егора Жгуна о схеме московского метро. На них не должны залезать подписи других линий.

Говоря о типографике, Чихольд советует набирать книгу шрифтом, размеры которого соответствуют пропорциям листа. А на нашей узкой схеме широкие буквы, и подписям не хватает места.

Я использовал шрифт Geometria Narrow студии Brownfox. Набранные им названия перестали упираться в линии, и тогда я еще увеличил размер букв, чтобы верстка стала плотнее.

В процессе еще накидал новые реки и сверстал новую легенду.

Я присылаю Илье сначала эскизы, потом готовые варианты. На последних картинках я тестирую три разных пересадки на Невском, Технологическом институте и Площади Восстания:

Бирману все нравится. Он предлагает больше не гнуть желтую линию после Ладожской, а зеленую и фиолетовые ветки — после Невы, и показывает, как это должно выглядеть.

Так мы пришли к устоявшемуся внешнему виду схемы.